#ДавайтеОбсуждать

Архимандрит Серафим (Панкратов): «Не время мне, монаху, бояться»

Про поддельные письма патриарху и реальные обращения духовенства, про Ахтырский монастырь и бойцов бригады «Холодный яр» — попробуем разобраться в актуальных вопросах, а точнее, вбросах антиукраинской информационной войны.

Спалах наднової зірки. Пам’яті архимандрита Лонгина (Чернухи)

7 серпня виповнюється 9 років від дня його смерті, але немає відчуття, що батюшка не з нами. Церква зростає, молодіє, і вже в ній виросло ціле покоління незнайомих з отцем Лонгином людей. Розповісти, яким він був, ми й поставили собі за мету, готуючи цей матеріал.

Лікар від Бога — Сам Бог

Як бути з Церквою? Адже для багатьох громадян наша приналежність до УПЦ стає приводом для агресії. Жодні доводи не діють. Печатка «ворогів народу» без розбору ставиться на кожного з воістину сталінським розмахом. Таке ось «вибіркове православ’я».

Мелитополь в оккупации: «У нас тут 1937 год»

«Выхожу выгуливать собаку утром — а уже приехали дружинники, спецотряды, перегородили проезд, оцепили двор и кого-то ищут. Населению объясняют, что ловят неонацистов». Рассказ очевидца.

Если хотите «денацифицировать» Украину, начинайте с меня!

Народный депутат Украины Максим Бужанский — о гей-парадах и легализации однополых браков; настоящих нацистах и паразитировании на подвиге предков; а ещё — о мифах и параллелях нынешней войны и Великой Отечественной.

Что-то в этом мире не так

Как относиться ко всему происходящему? Зачем это всё случается с нами? И в чём, в конце концов, смысл жизни. И смерти… Святые отцы дают ответы на многие вопросы. Но если во мне этот вопрос не возник, то я и ответа на него не вычитаю.

УПЦ та ПЦУ: діалог чи початок розмови?

Складається враження, ніби діалог Православних Церков в Україні потрібен тільки невеличкій групі духовенства та, можливо, ще державі. Так це чи ні — обговорюємо з учасником ініціативної групи протоієреєм Іоанном Троньком.

Біда з тою радістю!

Співчуття дається нам трохи легше, тому що часто воно змішане з таємним полегшенням: дякую, Боже, що не в мене. А ось із умінням радіти чужим радощам — біда, та й годі. Нам чомусь здається, що людина, яка насмілилася радіти під час війни — ледве не злочинець.

Не просто так кровью плакали берёзы

Протоиерей Григорий Швец жил в Буче, когда туда зашли российские военные. Я попросила батюшку рассказать о пережитом в оккупации, и он предложил: «Приезжайте, посмотрите сами»…

Ребята, вас подло разводят

Нас сегодня упрекнули, что мы напрасно пытаемся переубедить тех, кто так или иначе оправдывает российское вторжение. Мы перестанем — обещаем! Как только разуверимся.

Что будет после войны?

Не поведёт ли нас «поиск виноватых» по пути деструктивной логики Арнольда Альмариха: «Убивайте всех — Бог Своих узнает».
Архиепископ Новосанжарский Вениамин (Погребной)

Магические эффекты пропаганды

Наш гость — политолог Борис Тизенгаузен и мы говорим о технологиях манипуляции общественным мнением, которые применялись на украинцах и не только.

«Победа будет! Мы же за свободу воюем»

Вот какие люди нас защищают. Сергей Позняк — давний прихожанин Киевского Свято-Троицкого Ионинского монастыря, приехал в Киев на неделю из-под Славянска. О фронте и молитве — наш разговор.

Человек Церкви ≠ человек системы

Что же такое «Система»? Я много лет от разных священников и особенно семинаристов его слышу, но так и не понимаю до конца, что оно обозначает.

Где я был восемь лет

Донбасс — это Украина! Мы все молимся о воссоединении всех-всех украинских областей. И жители Донецка тоже молятся. Об этом — исповедь коренного дончанина.

«Хлопці, давайте до нас на передову»

Той самий військовий ЗСУ, який виступив на захист УПЦ: у складі військ ПВО вранці 24 лютого потрапив під ракетний удар, а нині береже небо Києва і читає за перемогу 26-й псалом.

Я не хочу играть по правилам войны

В конце февраля Россия развязала в моей любимой Украине войну. А всего лишь месяц спустя стёрла с лица земли мой родной Мариуполь. Как не потерять почву под ногами, если потерял всё?

Жизнь в оккупированном Херсоне

1 марта 2022 года. Сообщение в моём мессенджере: «Я звонила сказать, что в Херсон зашли. Мэр просит сохранять спокойствие и благоразумие…» Тогда это казалось страшным сном. Надо только постараться проснуться, и он закончится.