#ДавайтеОбсуждать

«Если батюшка на месте, всё будет хорошо»

Для священников Горловской епархии война началась задолго до февраля 2022-го. В то время, когда одни называли военный конфликт АТО/ООС; другие уверяли, что «их там нет», но признавались: «своих не бросаем»; а весь мир надеялся, что необъявленная война сама как-то прекратится, главное — не злить агрессора.
Уже тогда люди приходили в храмы, чтобы получить помощь и утешение в своём горе. Уже тогда боль человеческую видели священники — и ещё больше её видел Бог.
Сейчас жителям Донецкой и Луганской областей особенно тяжело, ведь под обстрелами проходит каждый их день. У многих нет необходимого — воды, газа, электричества. В магазины не подвозят продукты, в аптеках нет медикаментов. Больным и пожилым людям особенно тяжело без лекарств, которые поддерживали их жизнь. Священники и волонтёры пытаются вывозить мирных жителей на безопасную территорию и доставлять помощь тем, кто уехать не может.
Протоиерей Евгений Лаптев из города Константиновка рассказывает свою историю «священника под огнём». А мы молимся Господу, чтобы война прекратилась и на нашу землю вернулась мирная жизнь.
Священническая хиротония о.Евгения Лаптева. Горловка, 2 июля 2017 г. Фото: сайт Горловской епархии

— Я родом из города Бахмут Донецкой области. Когда окончил духовную семинарию, приехал в свою родную Горловскую епархию, в кафедральный собор Константиновки. Начинал своё служение там. И столкнулся с войной и боевыми действиями.

24 февраля в города неподалёку от Константиновки стали прилетать ракеты. Конечно, с болью в сердце любой человек в нашей стране воспринял это известие. Сначала у всех была паника, растерянность. Непонятно, что делать, как жить дальше. Священник ведь тоже человек. И лично у меня такие чувства возникали. Но потом подумал, что надо взять себя в руки. Ведь я глава семьи, у меня есть жена и дети, а ещё настоятель храма, у которого есть прихожане, моя паства. И когда все в панике, людей нужно успокоить.

Взял себя в руки, начал приспосабливаться к тем жизненным ситуациям, которые здесь возникали. Разное было.

Многие прихожане приходили и просили благословение уехать. И с началом боевых действий я столкнулся с такой проблемой, что очень многие из тех, кто трудился в храме — пёк просфоры, нёс послушание на хоре, — стали покидать город. А богослужение ведь не прекращается, поэтому мне самому пришлось освоить, не имея кулинарных навыков, всё необходимое. Сам начал выпекать просфоры. Научился потихоньку, стало получаться, я понял все нюансы. Потом научил пономаря, который мне помогает. Одному очень сложно.

— Константиновка сильно пострадала от обстрелов?

— В нашей епархии боевые действия и разрушения были и ранее. Но не так массово. Сейчас такое происходит во всех городах.

Вначале наш город пострадал не так значительно. В первые месяцы обстрелы были разовые. А сейчас — ежедневно. Бо́льшая часть инфраструктуры города разрушена: школы, детские сады, пострадали также храмы, которые находились рядом. И мой храм тоже. Три раза я ремонтировал фасадную часть купола храма. Там постоянно что-то отлетает, срывает. Нельзя оставить дыру в куполе, мы стараемся своими силами эти последствия устранять.

— А как люди, которые остались под огнем? Им привозят помощь?

— Я сейчас посещаю соседние города. Люди там тоже нуждаются, и больше, чем у нас. Город Северск вообще под постоянными обстрелами. Больше двух месяцев там нет газа, воды, света. Но там остаются люди. И сложность в том, что туда боятся ехать везти гуманитарную помощь, потому что существует риск для жизни.

В городе разрушены жилые дома, инфраструктура. Повреждён храм в честь Казанской иконы Божией Матери. Встречаешь воронки после ракетных и авиаударов размером с глубокий бассейн.

Храм в честь св.прав. Иоанна Кронштадтского, где служит о.Евгений Лаптев

Мы не бросаем паству, пусть Северск и не наш приход. По благословению митрополита Горловского и Славянского Митрофана организовали сбор помощи. Люди очень страдают, и я на свои личные средства, отложенные ранее, уже два раза ездил под обстрелами и отвозил туда продукты и средства гигиены.

Если воду люди хоть где-то могут набрать, например, в колодцах, искупаться есть возможность на источниках, то средств личной гигиены в городе совсем не осталось. Даже при наличии денег купить нигде нельзя.

— А что с продуктами, медикаментами?

— Первое, что сразу стало ощущаться с начала войны, — стала разваливаться вся инфраструктура нашего города. Закрывались магазины. Большие торговые сети, продуктовые базы и маленькие магазинчики. Возник дефицит продуктов. Закрывались аптеки. В работающих образовались колоссальные очереди. Самые элементарные медикаменты невозможно купить.

— Как сейчас обстановка? Обстреливают?

— Сейчас каждый день по нашему городу прилетают ракеты. Бывает, в ночное время, когда уже все спят. Просыпаешься от взрыва и не понимаешь, куда прилетело, в какую часть города, что взорвалось. Страшно — любой человек боится. Как правило, прилетает не одна ракета, а несколько. А сейчас всё чаще ракетные обстрелы происходят днём.

Буквально вчера в три часа дня я находился в храме и услышал сильные взрывы. Потом возвращался домой и прислушивался. У нас все теперь прислушиваются к любому шороху, любому шуму. По дороге домой слышал, как по городу и дальше прилетали ракеты.

Храмы у нас не разрушены, но в соседних городах ситуация серьёзнее.

— Но почему ракетами бьют по вам? Россияне ведь заявляли, что пришли вас защищать, освобождать от «неонацистов»?

— Наверное, такая же риторика, как и в отношении всей Украины. Какую-то военную технику ищут или «сбивают». Почему по нам? На этот вопрос вообще сложно ответить. Ракеты сейчас падают везде. Эта наша общая беда.

— В воскресенье рано утром прилетело по жилому дому в Киеве…

— В воскресенье в два часа ночи и к нам прилетало, и в Харьков. Я смотрю новостные сводки — под огнём вся Украина. Сложно ответить на вопрос, за что, почему, как такое происходит. Но жизнь продолжается здесь у нас. Люди всё-таки остаются.

— Многие ли приходят в церковь?

— Основная часть прихожан уехала. Но много людей и сейчас приходят в храм. Наш город в первые месяцы войны считался относительно безопасным. Прилетало что-то, но более-менее здесь можно было находиться. Поэтому сюда эвакуировались жители из других городов Луганской и Донецкой областей. Людей становилось много, и силами наших священнослужителей был организован сбор продуктов, вещей первой необходимости. Ведь приезжали и с маленькими детками, нужны были подгузники.

Я объявлял у себя в храме, что к нам прибудет много тех, кто потерял всё — дома, документы. И прихожане отнеслись очень душевно: принесли много хороших вещей. Пока была возможность, покупали вещи, детскую одежду, подгузники, приносили с этикетками, новые, неношеные. Последнее отдавали, чтобы помочь. Общее горе объединяет.

Ежедневно у нас в храме совершается богослужение. С 24 числа и по сегодня каждое утро стараемся помимо уставных богослужений служить молебен о мире Покрову Божией Матери. Когда я только объявлял о начале таких богослужений, думал, наверное, мало людей будет ходить. Ведь у кого-то ещё оставалась работа. Но, знаете, довольно много верующих собирается каждый день. Каждый день приходят, каждый день молятся. Храм не оставляют.

— Вам, наверное, и отпевать больше приходится?

— Не скажу, что каждый день, но регулярно. До февраля такого вообще не было. А сейчас много погибших от бомбёжки.

Причём морги не работают, поэтому погибших увозят в Днепропетровскую область, а потом уже родственники спустя несколько недель забирают тела, чтобы здесь похоронить.

У нас хотя бы ещё есть возможность сделать это по-человечески: гроб найти, яму выкопать на кладбище и отпеть в храме. А в городах рядом я спрашивал, так у них там гроб купить невозможно. У моего знакомого упокоился отец, так наскоро сколотили ящик из досок, могилу вырыли на кладбище и похоронили без отпевания, потому что сильно стреляли. Но сын был рад, что отец хотя бы на кладбище покоится, а не где-то в огороде.       

— У вас ведь и с водой проблемы.

— Больше месяца почти во всём городе нет водоснабжения. И у меня в храме, и дома. В бытовом смысле это очень тяжело.

Конечно, в город воду подвозят — техническую, пожарными машинами. Но поскольку топливо в дефиците и жителей осталось много, воды не хватает. В городе есть родники, и горожане с бутылочками, с баклажками стоят часами, чтобы набрать воды. И мы для нужд храма набираем.

У нас был престольный праздник на третий день Троицы — святого праведного Иоанна Кронштадтского. Особо торжественного богослужения со множеством духовенства не было, я служил сам, с дьяконом. Но всё равно пришло множество жителей. И ради них мы старались, приготовили обед — борщ хороший, кашу, салаты.

Так и живём. С электричеством тоже постоянные перебои. На Донбассе высокая плотность заселения, из одного города сразу въезжаешь в другой, поэтому линии электропередачи связаны. Как минимум раз в месяц что-то где-то взорвётся, и бывает на день, а то и дольше, электроэнергию отключают. Тогда остаёмся без всего.

— А как еду готовить?

— У нас в Константиновке все купили электроплитки. А в соседних городах, где уже и электричества нет, в многоквартирных домах внизу у подъездов жители сделали себе печечки из кирпичей. Наносят дров на несколько дней, собирают какие-то веточки. И так готовят.

— Кажется, конца-края этому ужасу нет. Что поддерживает людей, даёт силы жить дальше?

— Поддерживает то, что священник остаётся здесь, с прихожанами. Даже когда нецерковные люди проходят мимо и видят, что батюшка в церкви, они успокаиваются. Мне один человек говорил: «Если батюшка на месте, всё будет хорошо». Их успокаивает, что мы молимся каждый день, Бога просим. И сами мы этим утешаемся.

Для любого человека война — всегда беда, всегда горе. Свою супругу и деток я вывез на Западную Украину, но они и оттуда меня очень поддерживают. Каждый день мы с ними созваниваемся. Они понимают ситуацию — что я не могу оставить службу здесь и уехать к ним.

И поддержка братии тоже. Осознание, что ты не один перед этим горем, этой бедой. Что есть собратья-священники. Ведь у нас общая цель — мы живём для того, чтобы в Царствие Небесное попасть. Наш владыка, митрополит Митрофан, заботится о всей епархии. Каждый день на связи с благочинными, узнаёт, как обстоят дела на приходах. Помогает каждому священнику, который оказался в такой ситуации. И не только батюшкам, но и прихожанам, и тем людям, кто остался в прифронтовых городах.

Самое главное, что поддерживает, — это молитва. Знаменитый старец Иоанн (Крестьянкин), который сам пережил в ХХ веке войны, ссылки и лагеря, говорил: «Господь никогда не был так близко ко мне, как в то время, когда я находился в лагерях, когда находился в скорби».

Я думаю, что сейчас самая большая поддержка — это понимание того, что Бог рядом и во всём нам помогает.

Когда только начался военный конфликт, конечно, ощущалась апатия, уныние, печаль. Но я понял, что сейчас нет такого человека в нашей стране, кому хорошо. И есть люди, которым ещё хуже, чем мне в данной ситуации.

Думаю, как раз в таких сложных обстоятельствах батюшка и должен проявить себя. Показать, что мы — Церковь, мы Богу молимся, а Господь нас учил помогать друг другу. И когда я об этом задумался, то понял, что нужно действовать, искать в себе силы, ну и средства — чтобы помогать, и не только своим прихожанам, но и тем, кто в соседних городах. Так я начал ездить, искать возможности поддержать других, и появились силы, а ещё уверенность, что Господь не оставит.

Когда я под обстрелами везу помощь людям, то понимаю, что я не сам проехал, мне Господь помог. Бывало, раздал помощь, выезжаю из города, а через десять минут буквально по тем местам, где я проезжал, прилетели снаряды. Минут на десять позже бы выехал, и уже меня в живых бы не осталось.

Просто когда делаешь какое-то добро, Господь помогает. И это поддерживает в тяжёлые минуты.

— Надеетесь, что скоро наступит мир?

— Мне кажется, наш народ многострадальный уже выплакал все слёзы и выстрадал благополучную нормальную жизнь. Не только в нашем регионе, а по всей стране.

Мы — православный народ, который вышел из киевской купели крещения, который с Х века стал христианским, верующим, богобоязненным. У нас множество чудотворных икон по всей стране, множество прославленных угодников Божиих. Не может быть так, чтобы наш народ не заслуживал нормальной жизни. Обязательно мир наступит.

Мы, священники, не можем взять в руки оружие. Но наша задача — духовная борьба, молитва. И сейчас мы должны молиться усиленно. Об этом говорил и Предстоятель нашей Церкви Блаженнейший Митрополит Онуфрий. К этим словам нужно прислушаться и стараться воплощать их в своей жизни.

И помогать друг другу, конечно. Не бросать никого. Если видишь, что человек нуждается, его нельзя оставлять. Даже если у тебя один кусок хлеба остался, нужно на две, а то и на четыре части его поделить. Пусть ты сегодня не доешь, зато поможешь другому.

Наше общество должно не разъединяться, а сплотиться. Окрепнуть и стать ещё лучшими людьми.

Друзі! Долучайтеся до створення простору порозуміння та єдності)

Наш проєкт — це православний погляд на все, що відбувається навколо Церкви і в Церкві. Відверто і чесно, на засадах взаємоповаги, християнської любові та свободи слова ми говоримо про те, що дійсно хвилює.

Цікаві гості, гострі запитання, ексклюзивні тексти — ми існуватимемо й надалі, якщо ви нас підтримаєте!

Картка Приватбанка: 5168 7520 0354 6804 (Комінко Ю.М.)

Ви донатите — ми працюємо) Разом переможемо!

Читати далі: