#ДіалогТУТ

«Если у монаха нет чувства юмора, он в прелести»

Юмор и лёгкость в православии? Да и ещё раз да! Иеромонах Симон (Новиков) — не только один из самых ярких современных церковных фотографов. Он видит в людях свет и делится им в Instagram-проекте, который так и называется Счастливые монахи

Наш собеседник — иеромонах Симон (в миру Василий Новиков), родился 16 июля 1974 года в Харькове. Окончил Харьковский радиотехнический техникум по специальности «Электронно-вычислительные машины, приборы и устройства», а также Высшую академическую школу графического дизайна.

Работал диджеем, арт-директором ночного клуба. В 2000 году переехал в Киев и устроился работать графическим дизайнером в типографию. В 2002 году пришёл послушником в Киево-Печерскую Лавру. Там же был пострижен в монашество и рукоположен. Всё это время нёс послушание фотографа и дизайнера в издательстве Лавры. Принимал участие в биеннале графического дизайна «Золотая пчела», был членом жюри Международного фестиваля рекламы. С 2022 года иеромонах Симон (Новиков) является насельником Киевского Свято-Троицкого Ионинского монастыря. 

Иеромонах Симон (Новиков)

— Отец Симон, Instagram и монашество вообще не ассоциируются друг с другом. Расскажите, как вы, монах в сане, решили обзавестись «инстой»?

— Я человек «фотографический», писать тексты мне лень, вся моя жизнь — в картинках. Это либо фотография, либо иллюстрация. А быстрее и удобнее выставлять картинки как раз в Instagram; он, кажется, для этого и был создан. С телефона взял и быстренько поставил. Просто друзья не единожды просили у меня мои картинки: кому-то показать, переслать, так что надо было свои работы где-то складировать для общего пользования. 

Я популяризацией своих работ никогда не занимался, мне это не нужно было. Честно говоря — сиди себе в монастыре, Богу молись да делай то, что тебя просят. Но уже потом понял, когда мои фото стали запрашивать часто, что каждому отдельно отсылать нет смысла. Лучше один раз куда-то всё сложить, а люди сами будут забирать то, что им захочется. (Отец Симон также автор Instagram-аккаунта kiev.lavra. — Ред.)

— Расскажите тогда, пожалуйста, про свою «фотокарьеру». Ведь для многих близких к церковной жизни Киева людей ваше имя — почти легенда. 

— Когда я пришёл в Киево-Печерскую Лавру, то милостию Божией меня взял под своё крыло покойный отец Лонгин (Чернуха). Это человек, который, по сути, создал сайт Лавры, занимался её видеостудией и издательством. 

Отцу Лонгину я очень благодарен — мы и поработали с ним, и стали друзьями. А главное — он собрал вокруг себя очень много хороших, интересных православных людей, которые стали отличными профессионалами в области дизайна, вёрстки, журналистики, видео и так далее. Я рад, что попал туда именно в тот промежуток времени, познакомился и поработал с теми людьми.

Поначалу всё базировалось в лаврском информационно-просветительском центре, там размещались фотостудия, издательство и тому подобные начинания. Со временем «отпочковался» лаврский сайт, издательство тоже стало отдельным. А в издательстве, в свою очередь, была фотостудия, потому что контент всегда нужен: начиная от фоторепродукций и заканчивая портретами братии. Как раз эти функции, это послушание, досталось мне. 

Мы делали много книг, вплоть до юбилейных предстоятельских альбомов. Услугами фотографа пользовалось не только издательство Лавры, но и разные православные издания. Многих архиереев приходилось снимать, и радостно видеть портреты своего авторства в самых разных местах, понимать, что они приносят пользу, в том числе за пределами монастыря.

Всё это время вплоть до этого лета я и занимался фотографированием, а ещё на мне была дизайнерская работа в издательстве: создание логотипов, обложек, грамот, календарей.

— Вы обучались фотографии именно в Лавре?

— Фотографировал я с самого детства, так что на момент прихода в монастырь опыт уже был, но не суперпрофессиональный. Фото было просто моим многолетним хобби. А тут получилось так, что хобби стало кусочком той работы, которую надо было выполнять уже профессионально. Соответственно, подтягивался и уровень. 

— А дизайн как освоили?

— В графическом дизайне я тоже изначально самоучка, но потом немножко подучился. Пока учился, познакомился со многими хорошими дизайнерами, с которыми до сих пор дружу. Один из них, Володя Чайка, Дизайнер с большой буквы, когда-то мне сказал: «Я себе не представляю, как дизайнер может жить без фотографии». Для него эти две вещи неотделимы. Во многих своих работах, например, в плакатах, он использовал собственные фото. И я это запомнил. 

Дизайнерские навыки и законы, в свою очередь, помогают в фотографии — построение композиции, цветоколористика… Дизайн и фото — как два крыла одной птицы. 

—  Любимый жанр в фото у вас есть?

— Я люблю фотографировать звёзды, причём не с телескопа, а с обычного фотоаппарата. Это сложно, потому что нужно выезжать за город, где нет освещённости мегаполиса, причём в конце июля — в начале августа, когда Млечный Путь хорошо видно. 

Фото иеромонаха Симона (Новикова)

Раньше я часто отпрашивался у благочинного, чтобы куда-то поехать, сфотографировать звёздное небо. Но таких снимков у меня не очень много, потому что за одну ночь может получиться максимум 1-2 фото: нужно мало того что выезжать, так ещё и ждать, пока луна уйдёт (она отражает солнечный свет, даёт засветку, из-за чего звёзды видно хуже), и чтобы облачности не было… Это похоже на рыбалку — вылавливать такие деньки. А сейчас, наверное, такие фото делать совсем невозможно: военные действия прошли под Киевом, и в пригородных полях можно нарваться на мины. 

Я в принципе люблю ночную фотографию. Потому что в той же Лавре, например, днём ходит множество народа, а если снимать архитектуру, то нужно дождаться, пока людей и транспорта не будет в кадре. Достичь такого результата днём очень сложно. Поэтому я любил, ещё будучи послушником, вылезать ночью фотографировать, особенно зимой, когда выпадает свежий снег и ночью он ещё не убран, не вытоптан. 

Фото иеромонаха Симона (Новикова)

—  Но ваш Instagram-проект happy.monks — это рисунки, иллюстрации. Для вас главнее рисунок или всё-таки фотография?

— Это параллельные истории с фотографией, взаимодополняющие.

—  Как вообще пришла в голову идея рисовать «счастливых монахов»?

— Я эти картинки рисовал просто для себя —  и happy.monks, и какие-то другие каллиграфические штуки. А толчком стало то, что на большинство православных праздников приходят «цыганские» поздравления в вайбер. Эта «цыганщина» меня всегда жутко раздражала. Поэтому я решил бороться с ней, клин клином, и просто начал рисовать, и друзьям и знакомым рассылать такие поздравлялки.

Когда к тексту поздравления добавились персонажи-монахи, то мой друг, любитель Афона Андрей Ус (тот самый, который перевёл книжку про святого Паисия Святогорца с греческого на украинский), сказал: «Классная идея, может, давай уже публично что-то такое делай?»

—  Персонажей картинок вы сами придумали?

— Это не совсем моя идея. Я люблю Афон. И был такой путешественник по Святой Горе — Василий Григорович-Барский. Он не только написал о своём опыте, но и зарисовал многие детали. Меня умилила одна зарисовка из монастыря Григориат, такая простая и красивая, что я проникся — мне понравилась история, как монахи ловят рыбу, и у них удочка заброшена прямо из кельи. 

Путешествия Василия Григоровича-Барского. Монастырь Григориат. Путевые рисунки. Копии. Источник: nbuv.gov.ua

В этих его иллюстрациях запечатлены маленькие отрезочки времени, быт, но акцент в них — настроение. Вот огород какой-то, вот кто-то капусту сажает…

Но у Григоровича-Барского была задача передать, как выглядит Афон. А мне хотелось больше копнуть в быт монашествующих, попытаться его нарисовать. Причём это было в период, когда руки уже начали черстветь — я давно ничего такого не придумывал. Вот и решил, что буду рисовать бытовые сюжеты, только уже современные.

—  В ваших рисунках много доброго юмора. Разве вы, монахи, не угрюмые и строгие молитвенники? 🙂

— Люди часто думают, что монахи угрюмые, что они не смеются и не веселятся, поэтому мне хотелось добавить немножко радости в свои сюжеты. Как определить, в прелести монах или нет? Святые отцы говорят, что по чувству юмора. Если у монаха нет чувства юмора, вероятно, он в прелести.

Да, монашеский быт прост, и у нас есть своя рутина, о которой все знают: мы молимся, бьём поклоны, служим Литургии, исповедуем людей. Но среди всего этого есть и то, что многим сразу не видно, а именно — живая ниточка юмора. Мы и подколоть друг друга можем — во исправление, только это надо беззлобно делать. Пошутим друг над другом и улыбаемся.

Человек, ищущий Бога, — человек радостный. Есть предание, что Христос никогда не смеялся. Моё размышление на этот счёт таково: Он всю грусть и печаль забрал с земли и Крестом Животворящим победил всю горесть мира, даровал нам жизнь вечную. Поэтому радоваться можно уже здесь, на земле. 

В Евангелии написано, что Царство Небесное внутри вас. А в Царствии Небесном нет ни болезни, ни печали. Вопрос, впускаем ли мы в себя болезнь (духовную) и печаль. Состояние радости для православного человека правильное. Бывают, конечно, моменты, когда не до радости. Но к чему мы стремимся в целом? Мы же на акафистах поём не: «Угрюмься». Мы поём: «Радуйся».

В Лавре был гололёд, после чего родилась эта иллюстрация.

— Как называется стиль, в котором вы рисуете свой проект?

— Я его называю «каляки-маляки». 

Такие картинки (имею в виду Григоровича-Барского), кстати, для современных изданий выбеливают, но оригинальные его рукописи — на желтоватой бумаге. Вот и я взял желтоватый фон и дальше начал тонкими линиями рисовать непосредственно сюжеты. С учётом того, что в церковных книгах заглавные буквы всегда делали красными, и я для акцентов использовал белила и красный цвет. 

Рисую на планшете — во-первых, быстро, во-вторых, удобно. Но есть рисунки и на бумаге. И если есть идея, то можно очень быстро иллюстрацию нарисовать. 

— Какой рисунок был самым первым?

— Одной из самых ярких была необходимость поздравлять всех с Днём Ангела, потому что и в Лавре монахов множество, а ещё друзья, знакомые… Разное рисовал, что-то лучше, что-то хуже — в Instagram выкладываю далеко не всё.

Естественно, что на Пасху рисовал пасхальные яйца: «Христос воскресе», а ещё «Воистину воскресе», чтобы у людей была возможность прислать открыточку в ответ. Умилительно, когда тебе через несколько лет откуда-то с другого края присылают твои же работы. 

Мне очень нравятся работы Лёши Чекаля. Это Каллиграф с большой буквы, на данный момент, наверное, один из лучших в Украине. А ещё мы с ним земляки. Но у меня таких серьёзных образований нет, а Лёша изучает и древние языки, и письменность, я даже на мастер-классы его ходил. Так что каллиграфия тоже стала кусочком моей жизни. 

Последнее время мне по душе казацкий скоропис — аутентичная народная письменность, построенная на кириллице. Очень красивые буквы, стиль свободный и вольный, как и само казачество. Правда, многие говорят, что бывает трудно прочитать такие узоры. А я говорю: зато красиво! Рисовал вот, в честь Сретения, на Покров… 

— Какая ваша самая любимая работа из happy.monks?

— Когда в Вербное воскресенье монахи выходят с ветками ваий из храма после службы, есть такая умилительная традиция: они начинают друг друга бить ветками — «бесов гонять». Всё это с улыбкой, в этот момент все радуются, как маленькие дети. Такая немножко шуточная традиция. Я её зарисовал, и это один из моих любимых сюжетов. 

— Ваш аккаунт изменился с начала войны. Рисунков стало меньше, и они другие.

— В первые дни войны мне было совсем не до смеха, потому что я родом из Харькова, у меня и сейчас там родственники. Недавно племянник погиб на фронте, защищая нашу Родину. Поэтому сейчас время, когда нужно сделать паузу в проекте. Но я в раздумьях и жду, когда Господь подскажет новые сюжеты для монастырских бытовых зарисовок. 

Хотя недавно получился рисунок в честь Крещения Руси. У украинского народа хотят забрать историю, и happy.monks на это отозвался.

В рисунке два символа: буквы «Х» и «Р», которые нам достались ещё от греков, и в подписи акцент на сочетании этих букв: «Хрещення Руси». А ещё буква «Щ» очень похожа на наш герб, а он ведь был гербом князя Владимира, поэтому к Крещению Руси имеет непосредственное отношение. Наверное, надо было над буковками больше постараться, но это был душевный порыв, который я запечатлел. Может, в будущем доработаю эту идею.

— Зачем монаху отзываться на политические темы?

— Я бы политику в жизнь духовную не вплетал, а вот патриотизм — вплетал. Отделить бы политику от патриотизма. 

Христианин — патриот Царства Небесного, он живёт такими ценностями, чтобы войти в Царствие Божие. Но если он при этом не патриот здесь, на земле, то получаются двойные стандарты: там ты патриот, а тут нет. Мне это кажется не очень правильным.

По натуре я христианин и поэтому исполняю законы Божественные. Но по паспорту я гражданин Украины, и это государство меня кормит, поит, даёт территорию и условия для проживания, поэтому я должен исполнять и его законы тоже.

Человек, живущий здесь, на земле, должен быть чутким патриотом своей страны — это полезно для души. И кто скажет, что это неправильно, тот пусть зайдёт в храм и в любой мирной ектенье услышит: «Молимся о Богохранимей стране нашей, властех и воинстве ея», что установлено ещё с апостольских времён.

—  Вы говорите о фотографии с большой любовью. Но монах находится в послушании, и я слышала, что в любой момент послушание может измениться. Что бы вы делали, если бы у вас вдруг, условно, забрали фотоаппарат?

— Если запретят фотографировать, будем узелки завязывать, что-то будем делать. Была же даже письменность узелковая…

Творчество — это же рукоделие. А монах без рукоделия — это болванка, одетая в клобук и рясу. Когда человек занят каким-то делом, он отвлекается от помыслов дьявольских и трудом себя ограждает, умом сосредотачивается на делании — хоть на плетении корзины, хоть на постройке келлии, рисовании, шитье, вышивании, даже просто на уборке в храме. Рукоделие — это делание, которое древними монахами благословлено и нам передано. 

Когда появляется время, которое можно заполнить, я рисую. И пока рисую, практикуются руки, ум, набирается навык. То есть это польза и для души, и для профессиональных навыков. И людям на радость. 

— Звучит умилительно и очень просто. 

— Ещё преподобный Амвросий Оптинский говорил: «Там, где просто, там ангелов со сто». Поэтому надо не усложнять, а упрощать.

Фото: Виктор Кушнир, личный архив иеромонаха Симона (Новикова)

Друзі! Долучайтеся до створення простору порозуміння та єдності)

Наш проєкт — це православний погляд на все, що відбувається навколо Церкви і в Церкві. Відверто і чесно, на засадах взаємоповаги, християнської любові та свободи слова ми говоримо про те, що дійсно хвилює.

Цікаві гості, гострі запитання, ексклюзивні тексти — ми існуватимемо й надалі, якщо ви нас підтримаєте!

Ви донатите — ми працюємо) Разом переможемо!

Картка Приватбанка: 5168 7520 0354 6804 (Комінко Ю.М.)

МоноБанка: send.monobank.ua/jar/4yWNBhmz9c

Друзі! Долучайтеся до створення простору порозуміння та єдності)

Наш проєкт — це православний погляд на все, що відбувається навколо Церкви і в Церкві. Відверто і чесно, на засадах взаємоповаги, християнської любові та свободи слова ми говоримо про те, що дійсно хвилює.

Цікаві гості, гострі запитання, ексклюзивні тексти — ми існуватимемо й надалі, якщо ви нас підтримаєте!

Ви донатите — ми працюємо) Разом переможемо!

Картка Приватбанка:
5168 7520 0354 6804 (Комінко Ю.М.)
МоноБанка: send.monobank.ua

Читати далі: