#ДіалогТУТ

Кто ты, ёжик на аватарке, и почему я на тебя так реагирую?

С каждой волнующей новостью появляется не менее волнующее обсуждение её в соцсетях. Оживлённые дискуссии часто перерастают в удаление из друзей и взаимные блокировки. Люди чувствительные, эмоциональные из-за перепалки с незнакомцами могут очень нервничать, не есть, не спать, много раз прокручивая в мыслях произошедшее. Психологи говорят, что эта реакция — вполне нормальная. Но хватит ли нас надолго, если постоянно так реагировать?

Как вести диалог со сложными собеседниками, и нужно ли это вообще? Что делать, если выкладываешь пост, а на комментарии потом смотреть страшно? Как перестать беспокоиться, если в интернете кто-то не прав? Говорим об этом с психологом и блогером Татьяной Петковой.

Татьяна Петкова, фото с личной Facebook-страницы

— Почему мы так эмоционально реагируем на отзывы к нашим текстам?

— Человек делает какой-то продукт — а текст, безусловно, это именно продукт, потому что мы о чём-то думаем, что-то анализируем и делимся с другими своими выводами или эмоциональным состоянием. В психологии это называется продуктивная деятельность, и вот как раз её мы выпускаем в публичное пространство. Зачем? Даже когда говорим: «Я просто поделиться», всё равно бессознательно мы ждём признания. Это нормально.

В пирамиде Маслоу одна из базовых ценностей — быть признанным. Мы хотим быть увиденными, чтобы нас заметили. А как это сделать? Посредством других. И наши зрители, читатели — это те другие, через кого мы самоопределяемся. 

Поэтому ждать отклика, смотреть на лайки, расстраиваться, если их мало, это нормально. Но если нет других способов быть увиденным, если сам у себя ты в «слепой зоне», сам себя не ценишь (это называется диффузная, размытая самоценность), то мы начинаем придавать этому слишком много значения.

Например, мы знаем, что пишем хорошие тексты, уверены в них и выпускаем их в публичное пространство. Знаем, что не напортачили, не схалтурили, сделали качественный продукт. Другое дело — совпадёт ли он с точкой зрения и эмоциональными вибрациями других людей — наших читателей.

Если мы уверены в себе и самоценность наша достаточно подкреплена нашим бэкграундом, профессиональной и социальной компетентностью, то негативная реакция на текст не вызовет огорчения. Мы просто сделаем вывод — это не моя аудитория, не мои люди; тот человек вообще не понял, про что пост, а этот понял, но по-своему отреагировал. Ну, значит, какая-то своя душевная «мозоль» у него разболелась. И даже если под постом образовалось то, что сейчас называют словом «срач», мы понимаем, что это не я плохой, просто что-то аудитории «болит», для людей резонансно. 

Существует мышление реактивное (его еще называют оперативное) и проактивное. Реактивность — если я всё время реагирую на внешние раздражители. В психологии эти люди называются полезависимыми (от «поле» — пространство, окружение): что-то шевельнулось — и я тут же реагирую. 

Есть замечательный фильм с Майклом Дугласом «Игра». Его разбирают на психфаках, на семинарах по психологии как пример оперативного типа мышления. Что делает главный герой? Он откликается. А тот, кто замыслил игру, его ведёт. На этом принципе построена пропаганда, государственная политическая манипуляция, геополитические расклады.

Реактивный тип мышления — это «вестись». Тебя ведут — ты ведёшься. Написали в комментариях «ты дурак», и ты в ответ вопишь: «Сам дурак». Потом хватаешься за сердце, пьёшь корвалол, бегаешь по комнате с красным лицом. Или достоевщина начинается: «Я тварь дрожащая. Я ничтожество. Могу ли я? Что же я сделал? Я, наверное, вообще ни на что не годен».

Таких людей всегда видно. Они тут же начинают оправдываться. В зависимости от культурного уровня реакция может быть и «сам дурак» с матами, и «милостивый государь, позвольте, это не так». Но суть одна: мы откликаемся, мы реактивны.

Проактивный тип: ты увидел комментарий и думаешь, что с человеком что-то не так, раз он так реагирует. Значит, у него есть основания так реагировать. Существует хороший ответ, который используется в деловом этикете. Когда на тебя начинают нападать, а человек для тебя важен, ему можно сказать или написать следующее: «Я понимаю, что у вас есть причины так реагировать». То есть ты человека увидел, признал важность его реакции. Можно спросить, что он сейчас защищает. Это в случае, если вы хотите вести диалог.

Но насколько я могу судить по соцсетям, 99% — это ненужные диалоги, лишние движения. Вербальный мусор, подобный стае комаров. Мы в этом мусоре ничего не выясняем, зато выходим оттуда покусанными какими-то незнакомыми людьми, которых мы никогда не встретим в своей жизни.

Мой вывод — мы слишком реактивны. Реагировать нужно только на тех, кто для нас важен. 

У меня есть курс по ведению блогов. Когда я запустила первый марафон — не поверите, какая была самая главная проблема. Оказалось, тяжелее всего для человека — опубликовать пост и сидеть в ужасе ждать комментариев. Я-то к этому привыкла в силу профессии — предъявлять себя в публичном пространстве, но свой курс я проводила ещё трижды, и у всех участников наблюдались трудности с тем, чтобы стать «видимыми».

Мы этого боимся, потому что понимаем: сейчас нас будут оценивать. От страха всё внутри сжимается, идут вегетативные реакции. Поэтому после первого марафона в индивидуальной практике я ввела кураторство — мысленно держать за ручку. Человек вывешивает пост, и я с ним на связи: что вы чувствуете? Учащается сердцебиение, ноги-руки трясутся, появляются мысли: «Я какой-то ненормальный». Начинаю успокаивать — всё хорошо, люди, которые делают это впервые, преимущественно так себя и ведут. Ты же не просто цитату Омара Хайяма вывесил (хотя и в этом случае стал видимым и тебя теперь можно оценивать), ты что-то своё опубликовал — мысли, переживания.

Не поверите, даже если это рецепт борща — какие дискуссии возникают в комментариях! Поэтому мы так нервничаем, съёживаемся, когда что-то показываем. Так себя чувствовать — это нормально. 

Что делать? Тренироваться. Десять раз вывесили, на одиннадцатый появится мысль: «Да сколько можно! Сколько я буду вот так сливаться!» Срабатывает инстинкт самосохранения. Я привыкаю к тому, что я что-то сделала, отделила от себя и выставила на витрине. Если этого не делать постоянно, то так и будем всё время трястись, как заячий хвост. Нужно показать мозгу, что я опубликовала текст, и ничего страшного не произошло.

А если произошло? И в комментариях мне пишут: «Ты дура, которой свет не видел». Тогда я смотрю на слова человека и напоминаю себе, что контроль у меня в руках. Это в моём пространстве происходит, я тут главная.

И потом, никто на меня не нападает. Люди почему-то воспринимают чужой комментарий как интервенцию, нарушение личных границ. Но у меня кнопка бана в руках — вот мои границы. И есть несколько здоровых реакций: я могу тебя не заметить, я тебя не вижу. Если мы знакомы, тогда выбираю — пообщаться публично, перейти в «личку» или тоже не заметить. Мало ли что за настроение у моего знакомого сейчас. Но если человек незнакомый, я его не замечаю. Он для меня не несёт никакой важности.

Недавно родился восьмимиллиардный житель Земли. Представьте, что есть такая сеть, в которой все восемь миллиардов могут одновременно проявляться. Что теперь — реагировать на каждого из восьми миллиардов?

Поэтому всегда надо помнить, что управление у вас в руках. Вы можете удалить этот комментарий, отправить человека в бан. То есть всё управляемо и регулируемо.

К тому же, часто бывает, что в комментарии приходят люди психически не совсем здоровые и выливают на вас какой-то свой неадекват. Почему мы должны на это реагировать? Если я увижу на улице психически больного человека — идёт, бормочет себе, размахивает руками, — то просто перейду на другую сторону. Или не буду обращать внимание, если он безобидный. Точно так же в соцсетях. Это пространство, которое нами управляемо, и у нас здесь даже больше возможностей — ведь на улице сумасшедшего мы не сможем отправить в бан. 

— Мне понравился термин психиатра Петра Ганнушкина, который вы приводите в одном из своих постов в Facebook — «конституциональный дурак». Вы его переделали в свою версию: контекстуальный дурак. Человек, который напрочь не чувствует контекст. Например, ест в трамвае яйцо и не понимает, что же он делает не так.

— «Я не бросаюсь ни в кого яйцом, я не нарушаю никакие нормы, — писали у меня в комментариях. — Ни в каких правилах, ни в каких законах не написано, что гражданам Украины запрещено есть яйцо в трамвае». Но существует такая тонкая вещь, как социокультурный контекст, нигде не прописанный. У всех нас разное воспитание, разные семейные понятия. Одни сахар в чай кладут, другие едят вприкуску, потому что так делали у них дома. 

Почему «контекстуальный дурак»? Ты просто не понял, где находишься. Это ещё вопрос культурного кода. Если говорить в контексте не трамвая, а соцсетей, то почему нас возмущают эти контекстуальные дураки? Потому что каждый считывает тот смысл, который в нём актуализирован. Качни человека — и чем он наполнен, то и выплёскивается, в зависимости от воспитания и среды, в которой рос — обогащённой или обеднённой. Чувствует ли он других людей, достаточно ли он развит, чтобы понять, что ему показывают в виде текста или картинки?

Кто-то увидит картину Мунка «Крик» и целую историю может сочинить, не зная контекста написания. Не зря же столько мемов возникло в отношении этой картины. А кто-то посмотрит и подумает, что просто у изображённого человека зубы болят.

Текст, живопись, любой носитель смысла мы можем трактовать тем понятийным аппаратом, который у нас сформирован. Простое устройство не может распознать то, что для него чересчур сложно, оно разложит его на составляющие согласно своему коду. Человек может просто не считать контекст, не понять, о чём это, но увидеть что-то своё и начать это обсуждать, иногда совершенно нелепое. Или даже оскорбиться.

— Получается, он говорит как бы сам с собой, а мы реагируем так, будто он говорит с нами.

— Да. Потому что мы — участники диалога. Начинаем сердиться, что-то доказывать. Есть распространённая фраза: «Вы не поняли, о чём пост. Я писал не об этом». То есть начинаем защищаться, оправдываться. А людей оскорбляет то, что они не поняли пост — «я что, дурак, по-твоему?». Диалог обостряется.

Бывает, из моего поста считывают совсем не то, о чём я писала. Но, с другой стороны, я понимаю, что текст, как продукт, живёт своей жизнью. Я хотела сказать одно, а другие прочитали своё. И это тоже в порядке вещей. Так работают метафорические карты, метафорические тексты. Хорошо, когда человек считывает что-то своё. Плохо, когда он начинает это своё обсуждать, и мы не понимаем, о чём он говорит. Когда это как варёное яйцо в трамвае — потому что странно и плохо пахнет.

Происходит навязывание своей нелепости, своей неуместности. Это как смеяться на похоронах или прийти на день рождения и рассказывать о себе, прекрасном. Не понимать, что контекст посвящён имениннику. Таких людей много. «Салонное слабоумие» — термин, который пришёл в науку от  психиатра Эйгена Блейлера. Есть такие люди, которые совершенно не способны понять, где они находятся и как себя вести. В мелкой политике много таких, потому что им совершенно не стыдно делать то, что другим стыдно. Такие люди не чувствуют неловкости. Но до высших постов они не доходят. 

Как с ними быть? Если они в вашем окружении и зачем-то вам важно поддерживать с ними коммуникацию, то просто нужно знать, что они такие, и это уже будет половина дела. Вы не станете ждать от него того, что он дать не может, будете обращаться только с какими-то конкретными вопросами. Если же такой человек приходит в комментарии, я таким людям не отвечаю. Потому что вести какие-то беседы, дающие пищу уму и эмоциям, с ними невозможно. Они о своём, на своей волне и не понимают, почему другие смеются или не хотят с ними общаться.

— Резюмируя, что бы вы посоветовали тем, кто реагирует на комментарии слишком эмоционально?

— Я бы посоветовала от своего текста дистанцироваться и сказать: «Это просто моя работа». Попробуйте перехитрить мозг. Если работа для меня — ценность, тогда нервы, которыми я её оплачиваю, это её цена. Стоит моя работа этой цены?

И ни в коем случае не надо быть Майклом Дугласом из «Игры». За кем ты идёшь? Кто тебя ведёт? Кто-то «чистит варёное яйцо в трамвае», а ты давай тут же на него кричать.

Можно придумать себе стоп-слово. Спросить себя: где я? Что со мной? Кто все эти люди? Кто ты, аватарка с ёжиком? Зачем ты мне? А то я всей своей нервной системой на тебя так реагирую, будто замуж за тебя собралась. Будто мы с тобой десять лет прожили и у нас двое детей. Тогда как ты — всего лишь ёжик на аватарке. Ну и хорошо. Будь и дальше ёжиком, а я посмотрю, нужен ли ты мне для чего-то. Может, если я буду вести с тобой диалог, ко мне больше людей придёт.

Нужно подходить к этому с рациональной точки зрения. Зачем я в это ввязываюсь? Потому что хочу, чтобы у меня было больше подписчиков? Или хочу показать, какой я специалист? Если психолог бегает по комментариям и кричит: «Пошли все вон», кто к такому пойдёт? Скажут: «И с психологами бывает».

Очень помогает себя одёрнуть. В какой роли я сейчас выступаю? Я модерирую свою страницу как кто? Как человек, который не выспался? Или как эксперт? Кто я здесь? Из какой роли я читаю ваши комментарии?

Это очень отрезвляет. Ёжиков — в бан. Если человек агрессивен, но он мне важен, я спрошу, какие у него причины так себя вести. Но ни в коем случае не буду оправдываться или пытаться переубедить. Перед нами не стоит задача нянчить каждого, кто пришёл к нам «есть яйцо» в комментарии.

Друзі! Долучайтеся до створення простору порозуміння та єдності)

Наш проєкт — це православний погляд на все, що відбувається навколо Церкви і в Церкві. Відверто і чесно, на засадах взаємоповаги, християнської любові та свободи слова ми говоримо про те, що дійсно хвилює.

Цікаві гості, гострі запитання, ексклюзивні тексти — ми існуватимемо й надалі, якщо ви нас підтримаєте!

Ви донатите — ми працюємо) Разом переможемо!

Картка Приватбанка: 5168 7520 0354 6804 (Комінко Ю.М.)

МоноБанка: send.monobank.ua/jar/4yWNBhmz9c

Друзі! Долучайтеся до створення простору порозуміння та єдності)

Наш проєкт — це православний погляд на все, що відбувається навколо Церкви і в Церкві. Відверто і чесно, на засадах взаємоповаги, християнської любові та свободи слова ми говоримо про те, що дійсно хвилює.

Цікаві гості, гострі запитання, ексклюзивні тексти — ми існуватимемо й надалі, якщо ви нас підтримаєте!

Ви донатите — ми працюємо) Разом переможемо!

Картка Приватбанка:
5168 7520 0354 6804 (Комінко Ю.М.)
МоноБанка: send.monobank.ua

Читати далі: