#ДіалогТУТ

Архиепископ Иов: «Молчать Церкви — греховно и преступно»

За тему духовного образования в Украине страшно и браться. Дистанционное обучение в карантинную эпоху и без того пошатнуло налаженный мир вузов и школ, а насколько скажется война и волнения в религиозной жизни на духовных семинариях, нам ещё только предстоит узнать.

Эти вопросы к ректору Почаевской духовной семинарии архиепископу Шумскому Иову — наша попытка понять, как новые реалии отразятся на богословском и интеллектуальном уровне нашей Церкви. Ведь не секрет, что общественный запрос огромен, но что мы, люди церковные, каждый на своём месте можем в ответ на него предложить?

Фото: http://pochaev.org

Наш собеседник — архиепископ Иов (Смакоуз). Родился в 1964 году в Почаеве в семье священника. После воинской службы окончил Ленинградские духовные семинарию и академию. С 1991 года преподавал в Киевских духовных семинарии и академии патрологию, общецерковную историю, церковное право и греческий язык. После архиерейской хиротонии возглавлял Херсонскую, затем Сумскую епархию. С 2005 по 2018 год совершал архипастырское служение в Канаде. С 25 сентября 2018 года — ректор Почаевской духовной семинарии.

Не бояться ничего, кроме греха и лени

Владыка, каким вам видится будущее духовного образования? Правда ли, что желающих идти в духовные школы с каждым годом становится всё меньше? Нуждаются ли семинарии в реформе? Что нужно знать о предстоящем пути священника, прежде чем решиться ступить на этот путь? И каким сейчас нужно готовить священника, на что его ориентировать? Может ли духовное образование устареть?

Будущее нам всегда интересно и неизвестно! Думаю, надо нам перевести дореволюционное слово «духовное» на современное и более правильное «богословское». Так же оно называется во всём мире. Так и мы это слово, обозначающее не действие благодати Святого Духа, а закрытое сословие духовенства XVIII — начала ХХ веков, переводим в наших документах на английский язык.

Действительно, поступающих в семинарии, по сравнению с 1990-2000 годами, сейчас намного меньше. Принимаем почти всех желающих учиться. Конкурса уже давно нет. (В скобках отмечу, что это имеет и один плюс: нет попыток коррупции со стороны родителей во время вступительных экзаменов «продать» своё неподготовленное к жизни и учёбе чадо, чтобы Церковь сделала из него, как говорят, «нормального человека»).

Причин этого явления много. В наши дни это и эпидемия, и военные действия. Но главное, на мой взгляд, — это неустроенность учебного процесса и быта семинарий, а также невостребованность богословских знаний.

Да! Народ-то более жаждет чудес и чудотворцев, предсказателей и целителей. Мудрое пастырское слово, рассудительность, академические знания находятся на последнем плане: как у афинян, которым апостол Павел начал проповедовать о Воскресении, а они ему — послушаем тебя в следующий раз.

Вступающим на пастырскую стезю надо знать, что священник — это тот последователь Христа, который, подобно Спасителю и Его апостолам, отдаёт себя всецело евангельскому служению, жертвует, насколько это возможно, всем личным и земным ради Христа и Его Церкви. Для этого он учится 24 часа в сутки, «спит на книгах». И учится не только из книг, но и из живых примеров, которых, понятно, очень мало.

Семинариста надо учить быть смелым и честным! Да, не бояться ничего, кроме греха и лени: ни далёкого от Церкви общества, ни секулярной молодёжи, ни ищущих истину интеллектуалов, ни «младенцев в вере» с их наивной простотой, ни врагов — внутри Церкви и тех, которые открыто воюют против Церкви. А часто они так действуют, потому что не знают Церкви.

Надо уметь говорить с людьми не языком синодального периода, а современным, живым и интересным. Для этого надо учиться, учиться на практике, учиться на ошибках, анализировать их ежедневно. У студента должна быть своя специальная ежедневная исповедь в конце вечерних молитв и особое школьное «откровение помыслов» своему духовному отцу.

Богословское образование может стареть и отмирать, вместо старых форм могут рождаться новые, возникать новые вызовы, на новом языке даваться ответы на вечные вопросы. А у нас, к сожалению, по некоторым предметам ещё учебники конца ХІХ века… Страшно от этого!

Когда я был студентом, один замечательный преподаватель, исповедник веры, 10 лет отсидевший в лагерях за то, что был рукоположен в сан священника в Псковской миссии на оккупированной немецкими фашистами территории Ленинградской области, известный богослов, свои лекции в начале учебного года начинал так: «Светские люди в конце лета спрашивают друг друга: “Как провёл лето? Где отдыхал? Куда ездил?ˮ А мы, священники и богословы-преподаватели, — продолжал он, — должны интересоваться друг у друга: “Сколько книг прочитал? Что почерпнул из них полезного? В чём усовершенствовал свой курс? Какие статьи написал? Какие переводы сделал?ˮ»

И он, действительно, так, за книгами, проводил летнее время на пригородной даче. Слушать его лекции было одно удовольствие. Студенты плакали, когда узнали, что он в связи с годами уже не будет преподавать свой предмет в семинарии, и радовались, что он остался читать лекции в Академии.

В XVII веке реформа братских православных школ, произведённая великим богословом святителем Петром (Могилой), укрепила православие и сохранила наш народ от духовного и земного порабощения. Это было воистину чудо! И сейчас надо найти такого великана богословия, «гору» мудрости и учёности. Вымолить подобного ему у Бога.

Надо соборно думать, что и как отвечать

Современные люди, имея доступ ко всевозможной информации, заинтересованы в диспутах, дебатах, обсуждениях, узнавании нового. И от священнослужителей, от Церкви они ждут того же — площадок для богословских дискуссий. Оправданы эти ожидания или нет? Или всё же у Церкви, как институции, другая задача?

А Христос отвечал на интеллектуальные запросы общества? Отвечал! Яркий пример — Его общение в 12 лет с книжниками в Иерусалимском храме. А яркая беседа с самарянкой? А тайное общение с членом Синедриона Никодимом?

Церковь должна отвечать на все вопросы общества с точки зрения Вечности, продолжая евангельское благовестие. Иногда — отвечая молчанием, как Христос перед Пилатом. Или на вопросы земной политики — так, как это делал Господь. Христос часто был там, где находились люди, общался с ними, проповедовал и дискутировал.

Что получится, если Церковь, богословие будут избегать дискуссий по острым социальным и научным вопросам? В результате того, что наша Церковь вовремя не прокомментировала теорию происхождения видов Дарвина, она потеряла сначала интеллигенцию, затем молодёжь и значительную часть своей многомиллионной паствы, которую она имела до 1917 года. И не только потеряла, а получила тех, кто её разрушал и обзывал «отсталой и тёмной».

А сколько миллионов верующих потеряла Римо-Католическая Церковь из-за отношения к противозачаточным средствам? Сколько молодёжи ушло из костёлов на Западе? В Канаде эта Церковь почти полностью потеряла франкоязычную провинцию Квебек, ранее, до 1960-х, бывшую оплотом католицизма.

Молчать Церкви — греховно и преступно. Давать пустые ответы — вредить себе, наказывать себя своими же словами и делами.

Надо соборно думать, что и как отвечать. Молить Бога об откровении нам истинного учения, о даровании правильного точного слова и о просвещении нас Его светом.

Хочется быть хорошим, но дьявол-то искушает стать «богом» без подвига

Многие верят в Бога, но немногие могут о своей вере рассказать. Что для этого нужно? Как этому научиться?

Передавать свою веру можно различными способами. А учить вере словами — это особый дар Божий избранным.

Для того чтобы учить других, надо их любить, жертвовать собой и смиряться перед ними, говорить на понятном для них языке. Как сказал великий Павел: с иудеем — на языке Библии, а с язычником — на языке мифов. И прежде всего самим учиться у ног Христа, как Мария, сестра Лазаря, забывшая о себе, о своих делах, о сестре Марфе, обо всём в этом мире — ради того, чтобы услышать Божественного Учителя.

Только из хорошего ученика получается хороший учитель. Но некоторые на всю жизнь остаются учениками. Или обслуживающим персоналом в школе…

Так часто и в Церкви бывает. Например, дворник скромно и тихо ранним утром подметает наши улицы и этим учит всех очищать от грехов свою душу, хранить в чистоте своё сердце, не мусорить там, где должно быть чисто и свято. Надо только это видеть и слышать по-настоящему, то есть понимать сущность явления и его значение.

Почему от большинства людей, когда они начинают проповедовать, слушатели в страхе разбегаются? Что, говоря о Боге, мы делаем не так?

Может быть, и правильно делают, что разбегаются… Есть такие примеры проповедей, от которых скучно и которые даже вредны.

Посмотрите на самые первые проповеди апостолов, которые записаны в книге Деяний. Апостолы не пересказывают учение Христово, не говорят о Его чудесах (а чудеса популярны не только сейчас, а во все века, начиная с древности!). Они говорят слушающим то, что им нужно в данный момент: покайтесь — перестаньте жить по-старому; и креститесь — то есть начните новую жизнь со Христом в Церкви.

О Боге надо говорить на языке любви, как говорит мать со своим новорождённым ребёнком, как преподобный Герман Аляскинский проповедовал алеутам.

Почему не работает проповедь «из квартиры в квартиру»? Надо ли вообще проповедовать? Как? Ведь о Боге все уже знают, и не верить — это личный выбор каждого, зачем на человека давить?

Сначала надо свою квартиру сделать домом Божьим, храмом, полным благодати, истины, радости… Чтобы соседи спешили к нам в гости общаться со Христом. Тогда будут приглашать нас и наших пастырей к себе и ждать с радостью в своих квартирах.

Сейчас люди ко всему подходят очень практически: христианский проповедник нужен как врач скорой помощи, когда проблема, когда болит.

Мне нравится монашеское правило: отвечать тогда, когда спрашивают. Думаю, перед проповедью или рассказом о вере и духовном надо спрашивать разрешения: «Вам рассказать? Вы хотите узнать?»

— Господь поручил проповедь апостолам, а через них и всем верующим в Него заповедовал: «Идите научите все народы, крестя их». Он ведь всё мог Сам, всем людям о Себе громогласно заявить. Зачем нужна эта тихая проповедь от сердца к сердцу?

Уча других, мы сами учимся! Учимся быть настоящими учениками Христовыми. И этим мы объединяемся в одну семью, становимся одной школой.

Уподобиться в свою меру учительству Христову — важное призвание для христиан. Но и ответственное. Многие истины, в том числе и духовные, человек принимает, как младенец: сначала сердцем, а потом умом. Если ученику нравится учитель, то нравится и его предмет, каким бы сложным он ни был, становится любимым и легче усваивается.

— Было ли вам в какой-нибудь период стыдно признаться, что вы верующий? Возникали мысли — что обо мне подумают? Почему может возникать такой стыд?

А стыд за свою Церковь? Многие сейчас говорят, что стыдно за патриарха, за епископат, за сказанные или не сказанные слова. Как тут соблюсти баланс и не брать на себя ответственности, которой на тебя никто не возлагал? Или мы всё-таки отвечаем за других наших единоверцев?

Да, бывало стыдно. И потому, что я плохой христианин, плохой ученик, слабенький наставник. Хочется быть хорошим, но для этого надо «в поте лица» честно трудиться. А дьявол-то искушает стать «богом» без подвига, предлагает пойти «лёгким» путём, который становится гибельным: списать чужую работу, использовать шпаргалку, делать в последний миг, надеясь «на удачу». А это грех.

Стыд — это как правильная реакция организма на вирус, которая учит быть внимательным к себе, честным в будущем.

Стыд за других должен быть как боль за них. Он должен приводить к желанию помочь им, исправить что-то, самому стать лучше. Поведение других, наверное, должно быть уроком для нас — как не следует поступать и говорить. Надо учиться на ошибках других. Для этого Христос и указывал на слова и дела фарисеев — учителей, которые учили и лицемерили, завели в духовный тупик себя и тех, кто пошёл за ними.

Всем христианам надо вновь сесть за парты в школе Христовой, внимательно слушать Божественного Учителя, творить Его волю. Тогда и мир в душах наступит, и благоденствие вернётся на землю нашу. Помоги, Господь!

Друзі! Долучайтеся до створення простору порозуміння та єдності)

Наш проєкт — це православний погляд на все, що відбувається навколо Церкви і в Церкві. Відверто і чесно, на засадах взаємоповаги, християнської любові та свободи слова ми говоримо про те, що дійсно хвилює.

Цікаві гості, гострі запитання, ексклюзивні тексти — ми існуватимемо й надалі, якщо ви нас підтримаєте!

Картка Приватбанка: 5168 7520 0354 6804 (Комінко Ю.М.)

Ви донатите — ми працюємо) Разом переможемо!

Читати далі: