#ДавайтеОбсуждать

Не надо казаться правильными, будьте честными

Про вымышленный мир священников, православную гетто-психологию и последствия церковной конкуренции. Вторая часть откровенного разговора с игуменом Валерианом (Головченко). О проблемах Церкви.
Читайте первую часть беседы, вышедшую ко Дню Конституции Украины, — о проблемах государства.

— Я не знаю, напечатают это или нет… Но я много раз уже говорил: не надо казаться правильными, будьте честными. Пусть будет больше честности в каждом священнослужителе. Даже если в чём-то батюшка окажется неправ.

Иной раз слушаешь — священник высказался, сказал обо всём и ни о чём, «и вашим, и нашим». Скорее всего, в подавляющем большинстве случаев, он не является врагом или коллаборантом. Просто живёт в своём вымышленном мире, в котором «булки на дереве растут». Такая вот своеобразная духовная прелесть. Для него быть «не от мира сего» — это оторваться от всех нужд и забот своей паствы и производить впечатление «свалившегося с Луны».

В результате происходят показательные вещи. Вот, очередное «Геть московського попа!» — священнослужителя изгоняют с прихода. Да, к сожалению, какой быть Церкви в Украине, чаще всего и громче всего говорят люди, которые ни в какую церковь не ходили, не ходят и ходить не собираются. Они живут исключительно этим хайпом, делают себе на нём имя и популярность.

И это наша, священников, ошибка и отчасти вина — что мы априори считаем каждого прохожего православным христианином. Тогда как многие не имеют никакого отношения ни к православию, ни к христианству. Большинство наших сограждан никогда не читали Евангелие. У них дома есть одна или две иконки, но они даже не знают, кто изображён. Им это неинтересно.

Вот и получается — батюшку выгнали с прихода, люди собрались погалдеть, в том числе его бывшие прихожане. И говорят: «Он с нами никогда не общался». Так, пришёл, службу отслужил, кадилом отмахал, требы совершил, деньги сосчитал, в лучшем случае прочитал какую-то проповедь из книжки. То есть священник не отвечал на их насущные вопросы.

Чем он оправдывал себя? Я лично слышал одно из таких оправданий: «Мол, Господь сказал “вы не от мира” (Ин. 15, 19)». Читайте внимательнее Святое Евангелие, отцы! И не только «воскресные зачала». Ведь Господь Сам растолковывал сложные истины на простых, доступных слушателям, примерах. Например, про упавшую Силоамскую башню (см. Лк. 13, 4).

Мы должны быть актуальны и понятны. А если кто-то думает, что чем непонятней, тем «духовней», ну что ж — Бог ему судья. Время рассудит. И люди проголосуют не руками, а ногами, то есть просто перестанут ходить. Увы.

Да, некоторые священнослужители живут в своём вымышленном маргинальном мире. И у них так называемая гетто-психология: «Нам тут уютненько, хорошо, снаряды не долетают. Нет проблем с хлебом, ну и слава Богу!» Увы, такие христиане зачастую напоминают ультраортодоксальных евреев — с той лишь разницей, что у них нательные крестики вместо пейсов. Такое впечатление, что Христос предупреждал «смотрите, берегитесь закваски фарисейской и саддукейской» (Мф. 16, 6) одних лишь апостолов, но никак не нас!

Но, слава Богу, есть те священники и епископы, которые реально общаются с прихожанами и действительно знают, какие у людей скорби, беды, что их тревожит. Вот они как раз берут на себя труд отвечать на вопросы. Причём отвечать по-евангельски, не скатываясь до политизированного популизма.

— Про политизированный популизм задам вопрос на засыпку. Вот, я иду по Киеву, захожу в некий храм, и после того, как я видел последствия ракетных ударов и убитых людей, священник начинает мне рассказывать про «русский мир». Могу я выйти и позвонить в полицию? Благословите на такое?

 — «Позвонить в полицию» — это именно в духе имперской Церкви: вместо вразумления и диалога с «инакомыслящим» просто позвать жандарма.

Как поступить по-евангельски — наказать или исправить? Ведь такой священник — это вовсе не обязательно «враг и коллаборант». То, что невзирая на войну и всё происходящее, на разрушенные города и убитых детей, кто-то остаётся адептом идейки «русского мира», говорит лишь о том, что этот человек ещё не видел русские танки, а его жена и дети не встречались лично с бурятами и кадыровцами. То есть, он живёт в своих иллюзиях, которые у него из башки не выветрились. Потому что у большинства из тех, кто симпатизировал «русскому миру», все иллюзии исчезли ещё 24 февраля. И это одно из самых очевидных последствий войны. Отпустило, понимаешь?

Кроме того, богослужения и таинства, совершаемые таким священнослужителем, несомненны. А слушать или не слушать его советы и бред про «русский мир» — это дело твоей духовности. Если сердце не лежит, спокойно возьми и выйди. Можно перекреститься и сказать: «Господи, вразуми его». У Бога много методов вразумления. Правда, некоторые из них довольно болезненные.

Так что, прежде чем обращаться в полицию, попробуй сперва обратиться к Богу!

— А можно я подойду и скажу: «Батюшка, ты откровенно топишь за “русский мир”, зовёшь сюда русские танки. А я здесь живу. Что ж ты за сволочь такая?» Это будет по-евангельски?

— Ну, Евангелие ведь ясно отвечает на этот вопрос: «Если же согрешит против тебя брат твой, пойди и обличи его между тобою и им одним; если послушает тебя, то приобрёл ты брата твоего» (Мф. 18, 15). Может, после таких твоих слов он задумается. А может, просто испугается и заткнётся.

Я знаю, к сожалению, очень нехороший пример, когда священник на оккупированной территории показывал пальцем: «Это атошник, а это член семьи СБУшника…» Но такой эпизод один-единственный, зато сотни случаев — когда священнослужители Украинской Православной Церкви спасали людей, кормили, помогали, вывозили, освобождали из плена.

Очень много верующих — прихожан УПЦ — защищают сейчас нашу землю с оружием в руках. И те, кто называет огульно всю нашу Церковь «предателями и коллаборантами», просто откровенно работают на путинскую пропаганду, заставляя оккупантов верить в то, будто бы они тут кого-то от чего-то «освобождают».  

— Нашу Церковь критикуют, потому что мы — «российские», а вот есть ПЦУ, и там все «украинские».

— Какие-такие «российские»?! Вот скажи, как конкретно речи патриарха Кирилла влияют на моё пастырское служение или на повседневную жизнь нашего прихода? Думаю, судить об этом может лишь тот, кто хотя бы периодически бывает на службе в храме.

Знаете, я с самого начала был глубоким противником популярной среди наших, православных, игры под названием «похули Варфоломея». Сейчас многие кинулись играть в похожую игру, которая называется «похули Кирилла». Для меня патриарх Кирилл — просто один из православных епископов где-то там далеко в государстве-агрессоре, которое на нас напало. Мне до него, по большому счёту, никакого дела нет.

А по поводу ПЦУ… Я им желаю всего самого лучшего. И как бы там дальше не складывалось, думаю, через сколько-то лет всё «устаканится», поколения сменятся и все распри забудутся. Вон Македонская Церковь тоже находилась в расколе с Сербской Церковью. А сейчас все обнялись и облобызались, и наши уже говорят: «Нам бы так…»

Это, конечно, тянет на отдельный разговор. Но если кратко, то до 1991 года Филарет (Денисенко) был самым ярким хулителем украинской церковной независимости от Москвы. Потому что сам очень хотел стать патриархом московским. И тогда хотел, и сейчас хочет патриаршествовать, хотя, казалось бы, пора уже подумать о вечности.

После смерти патриарха Пимена он автоматически стал Местоблюстителем патриаршего престола как старейший член Священного Синода. Но поскольку избрание патриарха — уже вопрос голосования, то избрали не его, а Алексия II.

Я прекрасно помню всё, что происходило тогда и в Троице-Сергиевой Лавре, где я на тот момент учился, и в Киеве, куда я приезжал на каникулы… Дело в том, что митрополит Денисенко уже и патриаршую мантию пошил, и куколь заготовил. И вдруг его не избирают. Тогда он возвращается в Киев и вместе со своим кумом Кравчуком решает создать «українську незалежну незамоскалену церкву». Филарет просто всегда очень хотел быть «патриархом». Московским, киевским, да хоть марсианским — ну просто «пунктик» у дедушки такой!

К тому времени существовала уже украинская канадско-американская автокефальная православная церковь — УАПЦ, возглавляемая Мстиславом (Скрипником), состоявшая из разных волн украинской церковной эмиграции. Плюс возродилась Украинская Греко-Католическая Церковь (УГКЦ). То есть назрела, если можно так сказать, церковная конкуренция с всевозможными недоразумениями и захватами храмов. Но Филарет с Кравчуком всё равно начали создавать нечто своё.

Патриархом сперва избрали Мстислава, которому было уже за 90 лет. Когда вскоре он помер, избрали Владимира (Романюка). При этом он становится «патриархом Киевским и всея Руси-Украины», а Филарет при нём же остаётся «митрополитом Киевским и Галицким». То есть два киевских архиерея на одной кафедре — что даже формально является нарушением всех канонов.

Филарет, как фигура авторитарная и токсичная, продолжал занимать апартаменты в административном здании на Пушкинской, 36, а Владимир (Романюк) ютился «в каморке под лестницей». Естественно, он начал высказывать претензии по поводу того, что не имеет реальной власти в УПЦ КП, а к финансовой части его и близко не подпускают. Но однажды в университетском Ботаническом саду он присел на скамейку и… помер. Внезапно.

Я не буду пересказывать разные конспирологические теории, гуляющие на этот счёт. Просто есть такой факт. Но зато похороны его превратились в настоящее «шоу» с демаршем под колокольней Софии Киевской. С бойней, ОМОНом и всеми делами…

После этого Филарет сказал: «УПЦ КП — це я. Не буде мене — не буде її». И стал патриархом. Тогда как автокефалы «объединения» и создания киевского патриархата не признали и выбрали себе своего патриарха, которым стал старенький священник Димитрий (Ярема). А когда умер и он, они сказали: «Не будем избирать нового Патриарха», ожидая всё же какого-то объединения.

Так и тянется эта история с 1991 года. Документы по ней есть в публичном доступе, так что всё можно отследить.

— Филарет, кстати, и сейчас не ужился с Епифанием…

— Да, но нынешнее руководство ПЦУ довольно ловко избавилось от его токсичной фигуры. Ему так и сказали: «Ты — почётный патриарх, вот и дослуживай себе во Владимирском соборе». И его не видно и не слышно.

Но, то, что создал Филарет, если объективно смотреть по всем церковным канонам сквозь призму истории, это — не раскол, а самочинное сборище. К этим людям отношение более лояльное, ведь такие прецеденты были в церковной истории. Однако поскольку он выступил против Москвы (!), то реакция московского Синода на его действия была максимально жесткой: извержение из сана, анафема и так далее.

К слову сказать, проходила информация о покаянном письме Филарета, которое он написал патриарху Кириллу ещё в конце 2017 года, то есть за год до получения Томоса от Константинополя. По некоторой информации, Москва сама попросила Филарета написать это письмо для предстоящего в Москве Архиерейского Собора, мол «вернись, я всё прощу!». Но на Соборе это письмо лишь «огласили и приняли к сведению». И тут же слили его в СМИ. Прямо как в анекдоте: «Не важно, что вы ещё живой. Раз доктор сказал в морг, значит, в морг!»

В Киеве после этого Филарета, конечно, захейтили, он сразу пошёл на попятную и окончательно отвернулся от Москвы в сторону Константинополя. То есть вновь всякие «подковёрные интриги», не имеющие ничего общего с духом Евангелия!

Я постоянно говорю: «Прежде чем ожидать от кого-то покаяния, нужно самим уметь каяться. Уметь признавать собственные ошибки». Очень многие и у нас, в Украинской Православной Церкви, и в киевском патриархате, буквально жили этим расколом. Писали, творили, снимали кино, кидаясь друг в друга камнями. А ведь если посмотреть объективно…

Один замечательный человек когда-то сказал: «Ребята, вы поймите — в УПЦ КП выросло целое поколение людей, которые ничего не “раскалывали”, ни от кого не откалывались. Они в киевском патриархате родились, воспитались, пришли ко Христу. А вы призываете их вернуться в Церковь через покаяние… В чём им каяться?»

Просто представьте себе человека, для которого первым учителем, наставником в вере и образцом христианина был священник киевского патриархата. Благодаря его словам, проповедям, глядя на его жизнь (а там есть достойные люди), человек становится христианином. И сейчас ему предлагают повернуться спиной к своему наставнику. Да ему совесть не позволит это сделать!

— Тогда почему наша Церковь не согласилась на объединительный Собор в 2018 году?

— Из всех наших архиереев туда пошло только два человека. Выскажу своё субъективное мнение о причинах, которые их туда привели.

Дело в том, что фигура митрополита Александра (Драбинко) для многих церковных людей была настолько одиозной… С ним связан целый ряд скандалов, у него тут земля горела под ногами, поэтому другого выхода у него не было.

Митрополит Симеон (Шостацкий), которого я знаю ещё по учёбе в семинарии, настолько зависел от поддержки винницких властей, что если бы он не вошёл в эту структуру — ПЦУ, то, скорее всего, с маленьким узелком личных вещей вышел бы восвояси из епархиального управления. На это не каждый решится, тем более при таком положении во власти.

Точно так же и те, кто перешёл в ПЦУ из священников. У кого-то спонсор придерживался исключительно национальной украинской идеи. Кого-то прихожане настойчиво «попросили». Думаю, есть и те, кто вполне осознано, по велению совести поступили так.

В любом случае объединение состоялось. И мы теперь сколько угодно можем им вслед кричать: «Ах, они самозванцы, объединение неканонично». Однако в сотый раз напомню: спорить с греками о канонах, которые придуманы ими же самими в средние века, бес-по-лез-но!

Нужно понимать, что есть в православном мире два центра, каждый из которых с того или иного момента стремится к статусу чуть ли не «Всеправославного Папы». То есть быть не старшим среди братьев, а отцом всех. Это Москва и Константинополь (Стамбул). Такие себе «игры престолов»…

Да поймите же наконец, что священнослужитель — не «кириллов», не «варфоломеев», а Христов!

Что же касается Томоса от патриарха Варфоломея, данного им ПЦУ, давайте оглянемся на прошедшие события и посмотрим на нашу же с вами риторику.

Мы, УПЦ, всегда называли киевский патриархат раскольниками и говорили: «Они вне общения со всем православным миром. В общении с православным миром только мы. И патриарх Константинопольский признаёт только нас и никого другого». На этом утверждении строилась половина, если не больше, всех наших речей.

А теперь вдруг их не просто признали, но и Томос дали!  

Получается, если мы не хотели никак решить вопрос с православным разделением внутри Украины, его за нас решил кто-то другой. А теперь спросите себя: разве не было у нас такой возможности? Была. Нужно было искать пути объединения с какой-то максимальной икономией, но мы этого не сделали. Зато это сделал Константинополь, и в ответ на это патриарх Кирилл разорвал своё общение со Вселенским патриархатом.

Я считаю, если бы мы занимались не обвинениями и упрёками, а поиском путей реального объединения, и делали бы это в духе христианской любви, без оглядки на Москву, то, наверное, всё сейчас было бы немножечко иначе.

К прискорбию, некоторых священнослужителей больше интересуют вопросы «Кто будет главой объединённой епархии? И кто станет настоятелем храма?».

— То есть поменьше гордости…

— Ну, Евангелие же отвечает на этот вопрос! «Пришла же им мысль: кто бы из них был больше? Иисус же, видя помышление сердца их, взяв дитя, поставил его пред Собою и сказал им: кто примет сие дитя во имя Моё, тот Меня принимает; а кто примет Меня, тот принимает Пославшего Меня; ибо кто из вас меньше всех, тот будет велик. При сём Иоанн сказал: Наставник! мы видели человека, именем Твоим изгоняющего бесов, и запретили ему, потому что он не ходит с нами. Иисус сказал ему: не запрещайте, ибо кто не против вас, тот за вас» (Лк 9, 46-50).

Это — слова Христа! А при совке их переиначили: «Кто не с нами, тот против нас». Прямо противоположное значение, разве не так? К сожалению, очень многие в Церкви до сих пор живут этой совковой доктриной.

А ведь апостол Павел говорит: «Надлежит быть и разномыслиям между вами, дабы открылись между вами искусные» (1 Кор. 11, 19). Некая конкуренция, даже в церковной среде, — это путь к развитию. Покажите, что вы лучше, что вы достойней, а не хулите друг друга.

Поэтому, возвращаясь к ПЦУ, я пока воздержусь от сослужения с ними. Но и не стану их хулить. Дай Бог, чтобы завтра они были лучше, чем сегодня. Чего желаю и себе, и каждому, и всем нам.

Потому что, к сожалению, они больны всеми нашими болезнями, плюс имеют свои, специфические. С одной стороны, они — порождение такой же постсоветской церковной структуры. С другой — целый ряд их священнослужителей озабочены национальной идеей до такой степени, что складывается впечатление, будто Евангелие вообще за пределами их интересов.

Необходимо помнить, что, продвигая процесс создания ПЦУ, президент Порошенко очень хотел создать свою карманную церковь, управляемую по типу путинской. Но здесь «труба пониже и дым пожиже». То есть там при помощи жёсткой системы госпропаганды Путин реально подчинил себе Церковь, поработил её. В Украине, к счастью, такой жёсткой зависимости нет. Но, будучи в чём-то украинской калькой с российской церкви, тем более в условиях войны, в ПЦУ всё громче и чаще слышны голоса о «кулакастом добре». Та же самая агрессивная, воинственная риторика, которая изначально присуща российской церкви и россиянам. Там разговор о Христе и христианстве вообще не идёт.

 — Да, помню, я был в Кронштадте и услышал в соборе проповедь молодого священника. Мне показалось, будто я в ленинской комнате на уроке политинформации…

 — И у наших людей — как простых, так и тех, кто у власти, — есть это желание: чтобы Украинская Церковь стала чём-то таким же. Замполитами в рясах. Только те за российскую национальную идею топят, а мы будем за украинскую.

А я постоянно говорю: «Ребята, мы вообще не про это. Мы про другое. Мы — о Христе». Сразу вспоминается, как после моей поездки на Афон, некоторые люди спрашивали: «А что говорят афонские старцы о политике?» И я всем отвечал: «Афонские старцы не говорят политике. Они говорят о Христе! О распятом и воскресшем Христе».

Поэтому мой совет — оставайтесь верными Христу. Дружба Церкви с властью, со спонсорами заканчивается тогда, когда священник утрачивает возможность обнять государя или спонсора и сказать: «Друг, ты не прав!»

Фото: Ольга Кононенко

Друзі! Долучайтеся до створення простору порозуміння та єдності)

Наш проєкт — це православний погляд на все, що відбувається навколо Церкви і в Церкві. Відверто і чесно, на засадах взаємоповаги, християнської любові та свободи слова ми говоримо про те, що дійсно хвилює.

Цікаві гості, гострі запитання, ексклюзивні тексти — ми існуватимемо й надалі, якщо ви нас підтримаєте!

Картка Приватбанка: 5168 7520 0354 6804 (Комінко Ю.М.)

Ви донатите — ми працюємо) Разом переможемо!

Читати далі: