#ДіалогТУТ

«Уважаемые депутаты! Вы будете голосовать за мирное ограбление магазина?»

В следующем году исполнится 30 лет со дня возрождения духовной жизни в селе Хотов на Киевщине. Первые годы после периода безбожия служили в приспособленном помещении. А последние 15 лет в селе действует храм во имя благоверного князя Александра Невского. В середине ноября представители Православной Церкви Украины предприняли попытку перевести этот храм в свою юрисдикцию.

Вне сомнений, в Украинской Православной Церкви есть проблемы. Но здравый смысл и современное право утверждают: всё должно происходить по закону. Представителями ПЦУ он соблюдён не был. 

Ирония же ситуации заключается в том, что противостоять процессу принудительного перехода общины приходится протоиерею Александру Сорокину. Недавно мы рассказывали о том, как непросто сложилась судьба батюшки и его семьи в связи с войной. Мы знаем отца Александра как доброго пастыря, здравомыслящего и ответственного человека, горячего патриота. Более того, он последовательно выступает за диалог УПЦ и ПЦУ, а также входит в число так называемых подписантов — священников, подавших заявление на патриарха Кирилла в суд Пентархии.
 
Отца Александра перевели служить на этот приход всего несколько месяцев назад. На знакомство с общиной и на задачи военного времени наложилась ещё и необходимость отстаивать храм. Мы расспросили отца Александра об этом опыте. 

Община храма записала видеообращение, где свидетельствует о своём желании остаться в лоне Украинской Православной Церкви:

— Отец Александр, насколько нам известно, храм, где вы служите, на сегодня всё же остаётся в юрисдикции УПЦ. Расскажите, пожалуйста, как удалось отстоять приход.

— На самом деле ещё рано говорить, что всё окончательно и благополучно разрешилось. Да, пока что храм удалось отстоять. Но, как показывает практика, обычно предпринимается несколько попыток перевода прихода в другую юрисдикцию. 

А ситуация такая. Священник храма ПЦУ, который также находится в Хотове, подал на рассмотрение исполкома заявление о проведении «мирного собрания общины села с целью обсуждения вопроса о присоединении общины храма благоверного князя Александра Невского к ПЦУ». 

Подобная инициатива незаконна. Даже просто поднимать вопрос о переходе какой-либо общины, а тем более проводить собрания, голосовать и принимать решения на этот счёт, имеют право только члены конкретной религиозной общины. Это закреплено на законодательном уровне.

В нашей общине такой вопрос поднимался, первый раз — в 2020 году. Все тогда единодушно проголосовали против перехода в ПЦУ. Недавно, уже после начала полномасштабной войны, у нас снова было голосование по этой теме. Община снова единогласно пожелала остаться в составе Украинской Православной Церкви под омофором Блаженнейшего Митрополита Онуфрия.

То, что вопрос перехода нашей общины решил поднять священник другого религиозного объединения, — нонсенс. Представители ПЦУ говорили, что якобы половина нашей общины выступает за переход к ним. Это не так. Также они утверждают, что у нас полгода не совершалось богослужений. Это тоже неправда, богослужения у нас регулярные, причём их количество только увеличивается (например, недавно мы возобновили служение вечерни с акафистом в воскресенье вечером). И приходская жизнь у нас активная. Но даже если бы эти претензии были правдой, всё равно священник другой общины не имеет права инициировать рассмотрение такого вопроса.

А в нашем случае ситуация выглядит ещё более абсурдной. В Хотове два храма: один наш, УПЦ, другой ПЦУ. Они стоят всего в 300 метрах друг от друга. То есть у общины ПЦУ нет необходимости в помещении: у них есть новый красивый храм, свои прихожане. И у жителей села есть выбор, в какой храм ходить. 

— Когда вы узнали, что представители ПЦУ поставили вопрос о переходе, как развивались события?

— Мы узнали, что готовится проект решения о проведении соответствующего собрания. Ожидалась сессия исполкома нашего сельсовета, где на повестку дня был вынесен и этот вопрос: депутаты должны разрешить или запретить это собрание. Но в назначенный день сессия исполкома не состоялась, а прошла буквально за пару дней до 12 ноября (на эту дату как раз и планировалось «мирное собрание», инициированное представителем ПЦУ). 

На сессию исполкома двери открыты для всех граждан Украины: можно приходить, слушать, принимать участие. И мы с представителями общины туда пошли; в общей сложности нас было человек 15. Нам дали слово, внимательно выслушали. Всё происходило очень конструктивно. 

Наша община озвучила, что мы патриоты. У многих наших прихожан сейчас на фронте дети, племянники, близкие родственники — в рядах ВСУ защищают свою землю от врага. В нашем храме, как и в большинстве храмов Украинской Православной Церкви, возносятся молитвы за Украину, за наших воинов, о победе украинского народа в этой войне. Все эти тексты есть на официальном сайте УПЦ, они составлены по благословению нашего Предстоятеля, Блаженнейшего Митрополита Онуфрия. 

Сейчас в Хотове живёт много беженцев из восточных регионов Украины. Большинство из них — чада Украинской Православной Церкви, они ходят в наш храм, мы стараемся им помогать, чем можем. Также наша община участвует в волонтёрских проектах помощи ВСУ. На исполкоме мы всё это рассказали. 

Нам на это ответили: «Поверьте, мы не сомневаемся в вашем патриотизме, да и не имеем права вмешиваться в жизнь и деятельность религиозных общин. Но поскольку священник ПЦУ, как гражданин Украины, подал заявление о проведении мирного собрания, мы должны на это заявление отреагировать. И проголосовать: разрешаем мы такое собрание или не разрешаем». 

У нас с депутатами завязался активный диалог. Мы настаивали на том, что данный вопрос вообще необходимо снять с голосования, но депутаты не видели в этом проблемы, потому что любой гражданин Украины имеет право согласовать проведение мирного митинга. 

Тогда мы сказали: 

— Уважаемые депутаты! Будете ли вы голосовать за проведение мирного собрания о мирном ограблении магазина? 

— Нет, не будем. 

— А почему? 

— Это же преступление!

— В том-то и дело! Решение о переходе нашей общины в подчинение другому религиозному объединению, которое принимается не членами нашей общины, — такое же преступление. Причём с элементами подделки документов, так как инициатором собрания является священник другого религиозного объединения. 

Тогда депутаты задумались и всё-таки решили снять этот вопрос с голосования. 

— Как на это отреагировал представитель от ПЦУ?

— Священника ПЦУ на этой сессии исполкома не было. Он капеллан и, возможно, в тот момент находился на фронте. Депутаты сказали: «Без его присутствия этот вопрос рассматривать не будем. Если он снова обратится с подобной просьбой, мы пригласим его и вас и будем всё решать сообща». 

— Что вы имели в виду, когда сказали о подделке документов?

— Переход общины легален, когда община храма во главе с настоятелем провела приходское собрание и большинством голосов приняла решение о переходе в подчинение другому религиозному объединению. Причем есть специальный порядок такого голосования. А если кто-то другой, например, община жителей села берёт на себя функции религиозной общины и проводит собрание, голосует, подписывает, а затем подаёт госрегистратору протокол о переходе — это и есть подделка документов. 

Инициаторы незаконных переходов часто смешивают понятия «религиозная община» и «территориальная община». Но община территориальная не имеет никакого законного права решать вопросы общины религиозной.

Сколько раз уже было, что на подобные «собрания по переходу» приходят люди, которые называют себя членами общины храма, а сами даже не могут прочитать наизусть «Отче наш». Поэтому в обязательном порядке нужно вести видеофиксацию происходящего, чтобы была возможность доказать: люди, которые подписывают протокол «собрания по переходу», не имеют отношения к данной религиозной общине. 

Это очевидный абсурд — как если бы мы с вами сейчас провели собрание и проголосовали о переходе общины, скажем, пятидесятников к нам в УПЦ. Есть такое выражение: без меня меня женили. Так и тут.

Мне в последнюю очередь хочется нагнетать ситуацию и плохо отзываться о своём соседе — священнике ПЦУ. Но хочется сказать ему: если у вас есть какие-то вопросы к нам, приходите, познакомимся, я открыт для общения. Нам нечего делить, особенно в такое тяжёлое время. Неужели мы не найдём того, что сможет нас объединить? Помощь ВСУ, беженцам, поддержка людей, совместные благотворительные проекты… Куча дел! У нас совершенно нет времени на всю эту вражду.

— Как отреагировала ваша община на ситуацию?

— У нас постоянных прихожан примерно 100-150 человек. Конечно, все очень возмутились. Да любой человек возмутится, когда нарушается закон. 

Прихожане мне сказали: «Батюшка, не переживайте, храм отстоим!» А я и не переживаю — вижу, как приход самоорганизовался: начали в храме каждый день собираться на чтение акафиста, кто утром, кто вечером. По двое дежурить стали; мужчины всегда начеку, если что-то, не дай Бог, произойдёт.

— А односельчане из общины ПЦУ что говорят? Какие-то общественные движения слышны?

— Что касается отношения к происходящему общины ПЦУ, то я пока ничего об этом не знаю. Хотя про того священника мне рассказывали, что он настроен категорично: «У нашому селі не буде ані російської мови, ані російської церкви!» Какая российская церковь? Нет её в Украине. Настроения в рядах духовенства и мирян УПЦ это только подтверждает.  

Да, в нашей Церкви действительно есть проблемы. Часто представители УПЦ сами дают повод для нападок. Но я знаю намного больше священников и мирян очень достойных, честных, живущих духом Евангелия и Правды Божией. Благодаря таким людям Церковь обязательно очистится и возродится. 

Кроме того, я считаю, мы должны свидетельствовать о своей патриотической позиции, ведь многие из наших нецерковных сограждан о ней просто не знают. 

Когда мы были в эвакуации у отца Дионисия Буренко в городе Борислав на Львовщине, то увидели, что у них на заборе возле храма вывешен баннер «Допомагаємо ЗСУ та молимось за наших воїнів!». Мы тоже распечатали и повесили рядом с храмом плакат: «Благослови, Господи, Хотів і всю нашу Україну!», чтобы люди видели, что здесь любят Украину и молятся о ней. Люди верующие и неверующие, церковные и нецерковные должны знать, что нам с ними нечего делить, сегодня у всех есть общая цель: победа Украины.

В рядах ВСУ очень много верных Украинской Православной Церкви, в том числе и наших прихожан. К сожалению, некоторых из них мы поминаем уже о упокоении… На Божественной литургии мы изымаем частицы с особыми молитвами о даровании мужества и победы нашему украинскому воинству, мудрости и твёрдости нашим властям, крепости и избавления нашему народу. И знаем, что Господь слышит эти молитвы.

— Митрополит Винницкий и Барский Варсонофий как-то сказал в интервью, что ещё не так давно госорганы, бывало, принимали решения заведомо не в пользу нашей Церкви. Положение изменилось?

— На мой взгляд, ситуация начала меняться в лучшую сторону. Наш личный опыт и положительный опыт других приходов показывает: государственные органы в вопросах религии стараются действовать согласно законодательству. Хотя, к сожалению, незаконные перерегистрации общин продолжаются.

— Вы готовили план действий на тот случай, если собрание о переходе всё-таки состоится?

— Конечно. Вообще, очень важно обратиться к грамотному юристу, который будет вести дела общины: приводить в порядок документы, подсказывать, в какие структуры обращаться и так далее. Наша община такого юриста пригласила. Соответствующие заявления в правоохранительные органы на случай новых попыток захвата храма уже подготовлены. 

Если нелегитимное собрание состоялось и на нём был подписан незаконный протокол с решением о переходе общины, нужно сразу подавать заявление об этом в полицию. Тогда у госрегистратора блокируется возможность внесения любых изменений в Государственный реестр. То есть перерегистрировать вашу общину не смогут. 

В случае когда намечается незаконное собрание по «переходу», то к нему хорошо бы правильно подготовиться. Нужно, чтобы в этот день пришло как можно больше людей — обязательно община храма в полном составе, неравнодушные верующие из соседних приходов. Когда представители другой стороны видят, что пришло много людей, это остужает их пыл. 

Пусть батюшку приезжают поддержать и другие священники. Как говорит митрополит Тернопольский и Кременецкий Сергий, главное место священника — в алтаре у престола. Поэтому в тот день, когда должно было состояться незаконное собрание, мы назначили Божественную литургию: послужили, прошли с крестным ходом, покропили храм. Люди были на большом духовном подъёме.

На митинге должны быть представители общины, и очень желательно, я бы даже сказал, необходимо, чтобы присутствовал юрист. Мы также попросили наших знакомых военных приехать поддержать нас. И хотя в конечном итоге всё отменилось, военные пообещали, что при необходимости приедут в немалом количестве.

— Не боитесь упрёков, что привлекаете вооружённую силу?

— Наши военные стоят без оружия. И присутствие их на нашей стороне показывает: люди, которые сейчас защищают Украину, чётко понимают, кто враг, а кто не враг. И что они не допустят рейдерства в отношении храма. 

Но самое главное — необходимо молиться, надеяться на Господа… Захват храма, с высокой вероятностью, не произойдёт, если в храме ответственный священник и дружная община. И конечно, должна быть активная приходская духовная жизнь. 

Ещё одно из главнейших условий — порядок в документах: они должны быть в наличии и должным образом оформлены. Жизненно важны протоколы собраний общины, где выбираются глава, секретарь и члены общины, перечисляются вопросы, которые поднимались на этих собраниях, вплоть до хозяйственных. Все эти моменты важно отображать в протоколах, чтобы потом, когда, не дай Бог, дойдёт дело до разбирательства в судах, было видно, что община реальна, что она живёт. 

Особое внимание нужно уделить правильному оформлению протоколов. К сожалению, часто бывает, что документы неправильно составлены, в то время как представители ПЦУ подают документы в надлежащем виде. И начинаются проблемы.

Никогда не поздно начать наводить порядок в документах. Есть определённые правила делопроизводства, которые категорически необходимо соблюдать. Юридический отдел УПЦ сейчас буквально бьётся за то, чтобы все наши батюшки занялись этими вопросами. Консультирует, как правильно это сделать. Можно обращаться к ним за помощью. Слава Богу, уже есть примеры, когда порядок в документах помог предотвратить захват храма. 

Вообще, когда сталкиваешься с такой проблемой, с какой столкнулись мы, главное — не опускать руки. Никаких настроений в духе «всё пропало». Практика показывает: чем активнее община, чем более безбоязненно она защищает свои права, тем больше шансов, что всё закончится хорошо. 

Заглавное фото: Facebook-страница протоиерея Александра Сорокина.

Друзі! Долучайтеся до створення простору порозуміння та єдності)

Наш проєкт — це православний погляд на все, що відбувається навколо Церкви і в Церкві. Відверто і чесно, на засадах взаємоповаги, християнської любові та свободи слова ми говоримо про те, що дійсно хвилює.

Цікаві гості, гострі запитання, ексклюзивні тексти — ми існуватимемо й надалі, якщо ви нас підтримаєте!

Ви донатите — ми працюємо) Разом переможемо!

Картка Приватбанка: 5168 7520 0354 6804 (Комінко Ю.М.)

МоноБанка: send.monobank.ua/jar/4yWNBhmz9c

Друзі! Долучайтеся до створення простору порозуміння та єдності)

Наш проєкт — це православний погляд на все, що відбувається навколо Церкви і в Церкві. Відверто і чесно, на засадах взаємоповаги, християнської любові та свободи слова ми говоримо про те, що дійсно хвилює.

Цікаві гості, гострі запитання, ексклюзивні тексти — ми існуватимемо й надалі, якщо ви нас підтримаєте!

Ви донатите — ми працюємо) Разом переможемо!

Картка Приватбанка:
5168 7520 0354 6804 (Комінко Ю.М.)
МоноБанка: send.monobank.ua

Читати далі: